27 янв. 2011 г.

Психиатр Михаил Виноградов о том, как сохранить себя и свое психическое здоровье в страшной реальности (тероризм)

Беседа в эфире Радио «КП»: директор Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях профессор психиатрии Михаил Виноградов и ведущие Елена Афонина и Елена Ионова.

Е.А.:

- После последнего теракта в московском метро прошло всего 10 месяцев, и вот - новая трагедия в «Домодедово». И такое ощущение, что мы уже привыкаем к таким чрезвычайным происшествиям...М.В.:
- Да, мы привыкаем. Более того, я бы сказал, что терроризм - это какой-то аналог войны. Ползучей войны. В войну люди привыкали ко всему. Во время бомбежки пили чай, шутили, смеялись. Вот такое же привыкание к близости трагедии сегодня мы имеем в Израиле. Граждане этой страны привыкли к тому, что сидят на пороховой бочке. И наши граждане тоже начинают привыкать.

В этом есть плюсы и есть минусы. Минусы состоят в том, что мы теряем бдительность, утрачиваем контроль за ситуацией. Плюс в том, что постепенно психологически разрушающее воздействие терактов слабеет за счет того, что человек ведет себя более рационально и храбро, когда сам попадает в подобную ситуацию. Нельзя привыкнуть к терактам, нужно привыкнуть быть собранными и внутренне готовыми к ним.

Обращайте внимание на мелкие детали

Е.И.:

- Вы сейчас заметили, что мы теряем контроль над ситуацией. Как простые люди вообще могут иметь контроль над этой ситуацией? Ведь это же работа не простого человека, не гражданина, это работа специальных служб.

М.В.:

- Да, предупреждение терактов, оказание помощи после теракта – это дело служб: ФСБ, МЧС и всех прочих. Но есть и момент личной ответственности каждого. У нас раньше была гражданская оборона. И людей учили, как остановить кровотечение, как помочь другому, как вести себя в очагах поражения. В Израиле и сейчас идет обучение всего населения, как себя вести, как реагировать, как не поддаться панике. Это очень большая помощь самим себе в теракте. Насколько я знаю, простые граждане Израиля предупреждают теракты и вычисляют террористов в толпе. И сообщают об этом полиции. И очень много террористов-смертников задержано полицией по указанию простых граждан. Их учат самым элементарным приемам – не хватать всех подряд, а видеть какие-то мелкие детали.

Расскажу такой пример. Некоторое время назад на окраине Москвы орудовал маньяк на машине. Но по оперативной информации было известно, что живет он где-то в центре. Простую зацепку подсказали специалисты-психологи. Вы посмотрите: поздним вечером основной поток машин идет в спальный район, а из спального района в центр - единицы. И гаишники стали тормозить все машины, едущие в центр. В одной из них и оказался убийца.

Вот простые граждане могут обращать внимание на мелкие детали, на чужеродность по поведению, по манере, на нервозность какую-то, напряженное выражение лица, на несоответствие размеров сумки и тяжести, усилию, с которым человек несет эту сумку.

Интернет у нас - главная сила гражданского общества!

Е.И.:

- В том же Израиле люди привыкли доверять определенным службам. У нас же ситуация другая. Получается, что единственный способ морально, психологически противостоять волне терроризма - это формировать уверенность в себе. Уверенность просто жить.

М.В.:

- «Просто жить» - формулировка абсолютно верная. Вот люди в Израиле просто живут: влюбляются, женятся, детей заводят, в театры ходят. Мы же каждый теракт обсасываем, переживаем, боимся метро, боимся автобусов, боимся самолетов. Главное – просто жить. И делать добрые дела, как бы банально это ни звучало. Переживать трагедию, даже если она уже произошла, надо деятельно.

В Домодедово приезжали люди со всей Москвы и области и вставали с табличками: «Довезу бесплатно». Своей добротой и участием мы можем реально противостоять мародерам, которых тоже, увы, хватает после любых трагедий. И, конечно, интернет - великая сила гражданского общества. Ведь именно блогеры первыми бросили клич о помощи пострадавшим и рассказали о мародерах и по сути пресекли их.

О родине терроризма и «обслуге» террористов

Звонок радиослушателя. Олег:

- Это вас беспокоят из Твери. Наши русские террористы Желябов, Каляев, Александр Ульянов. У них была такая цель – свержение власти. И они непосредственно этот удар наносили по губернаторам, по царю, по чиновникам и т.д. Сейчас же удар террористы наносят по простому народу. И ставится другая цель – поссорить большой наш народ и натравить друг на друга, что ли. Привести в состояние войны и озлобленности. Мне кажется, у террористов это основная цель. Какова психология террориста сегодня на ваш взгляд?

М.В.:

- Да, родина террора – это Россия. Это фракция террористическая, возглавляемая Ульяновым. Это международный терроризм, когда был убит посланник Мирбах. И терроризм с женским лицом от Веры Засулич. Международный терроризм сегодня совсем иного плана. Его цель - мировое господство и бесконечная вражда на религиозной и национальной почве. Россия – один из основных объектов, как наиболее мощная, наиболее богатая держава, которую хорошо было бы поставить на колени.

Вообще структура терроризма имеет несколько ветвей: идеологи, «исполнительные директора», те, кто готовит теракты, инструкторы, те, кто обрабатывает смертников, и сами смертники. Но еще есть обслуга терроризма. И в нее входит простое население. В городе Дмитрове 100 человек прописаны в 1-комнатной квартире. Их кто туда прописывал? Паспортистки. Когда везли в «Норд-Ост» оружие и взрывчатку, кто их пропускал? Менты, гаишники за взятки не досматривали машины. Когда стали проверять, какие у террористов были документы, выяснилось, что 7 (!) паспортисток имели раньше судимости.

Задача каждого из нас быть бдительным. В Европе нет ничего зазорного в том, что бы позвонить в полицию и сообщить о подозрительной квартире. У нас же, увы, это воспринимается как «стукачество». Пора прекратить подменять понятия. Написать ложный донос на друга - это стукачество. А элементарная внимательность может спасти сотни жизней.

Можно ли научить всех не впадать в панику?

Звонок радиослушателя. Евгений:

- Эксперт сказал, что есть положительный момент в том, что мы привыкаем как бы. И я думаю, если мы будем вести себя спокойно и без паники, то террористы скажут, мол, какой смысл всем этим делом заниматься? Можно ли всех научить не впадать в панику?

М.В.:

- По отношению к любой экстремальной ситуации люди делятся на несколько категорий. Есть стрессоустойчивые. Вот примеры. Российский коммерсант встречал немецкого друга. Взрыв, немец убит, наш ранен. Он, раненый, истекающий кровью, вытаскивал оттуда других пострадавших. Вот стрессоустойчивых людей процентов 15 от всего населения. И они не привыкают к терактам, они такими родились. Они в любой ситуации готовы спасать. Не спасаться, не бежать в панике, а спасать других, оказывать помощь.

Есть люди, которые чужой бедой подпитываются, - такой своеобразный вампиризм. Это зеваки, которые собираются вокруг искореженных машин, смотрят, как достают тела погибших. Таких, к счастью, намного.

И есть люди, подверженные панике. Их большинство. И вот у этой панической части населения привыкания не наступит. Мы имеем давно уже описанный посттравматический синдром. С ними нужно заниматься, чтобы повысить стрессоустойчивость. И мы должны население учить, создавать специальные психологические центры. МЧСовские психологи работают безукоризненно, но в очагах поражения. Думаю, нужно по всей стране создать центры специальной подготовки людей, как вести себя в зоне поражения, что делать, как подавить страх. Нет сил помогать – не помогай, но не создавай панику.

А, может, договориться?

Е.А.:

- Недавно звонил один из наших слушателей из Таллина, и спросил: а почему с террористами нельзя договориться? У них же есть свои требования, они же их выдвигает. Ну, что-то же их заставляет это делать. Может быть, если мы будем жить с ними в мире, то и терактов у нас не будет. Вообще это возможно?

М.В.:

- Нет, она ошибочная. С террористами, которые внизу, еще можно как-то договориться. Одна девушка-шахидка, испугавшись, на Тверской бросила сумку, не стала ее взрывать. А с террористами, которые управляют этим процессом, договориться нельзя. Это очень большие деньги, это очень большая власть над миром. Требования-то у них простые: подчинить себе морально и экономически весь мир. О чем тут можно договариваться?

Терроризм это то, с чем нельзя мириться, это то, чему надо противостоять всегда и везде – и на уровне личности, и на уровне государства. Потому что любое послабление вызовет еще более мощную волну.

Что в нашей власти?

Е.А.:

- Мне кажется, это искать вину в себе в случае с терроризмом - очень опасная позиция...

М.В.:

- Нет, чувства вины быть не должно. Но каждому надо поглядеть на себя: как себя вести, как принести бутылку воды бесплатно в аэропорт, как подать свой автомобиль, чтобы бесплатно довезти до метро. Вот это в нашей власти. И что нам делать с мародерами – платить им или не платить. Или мародера хватать за шиворот и тащить к ближайшему милиционеру. Вот с этих позиций я рассматриваю свое чувство гражданской… если не вины, то ответственности за все, что происходит. Это не вина, это ответственность.

Комментариев нет: